Всього на сайті:

Дисертацій, Курсових: 2875

Підручників з права онлайн: 41

НПК кодексів України онлайн: 16

Статья 130. Общие основания и условия материальной ответственности работников

Сторінки матеріалу:

  • Статья 130. Общие основания и условия материальной ответственности работников
  • Сторінка 2
  • Сторінка 3

Работники несут материальную ответственность за ущерб, причиненный пред­приятию, учреждению, организации вследствие нарушения возложенных на них трудовых обязанностей.

При возложении материальной ответственности права и законные интересы ра­ботников гарантируются путем установления ответственности только за прямой действительный ущерб, лишь в пределах и порядке, предусмотренных законода­тельством, и при условии, если такой ущерб причинен предприятию, учреждению, организации виновными противоправными действиями (бездействием) работника. Эта ответственность, как правило, ограничивается определенной частью заработка работника и не должна превышать полного размера причиненного ущерба, за ис­ключением случаев, предусмотренных законодательством.

При наличии указанных оснований и условий материальная ответственность может быть возложена независимо от привлечения работника к дисциплинарной, админи­стративной или уголовной ответственности.

На работников не может быть возложена ответственность за ущерб, относящийся к категории нормального производственно-хозяйственного риска, а также за неполу­ченные предприятием, учреждением, организацией доходы и за ущерб, причиненный работником, находившимся в состоянии крайней необходимости.

Работник, причинивший ущерб, может добровольно возместить его полностью или частично. С согласия собственника или уполномоченного им органа работник может передать для возмещения причиненного ущерба равноценное имущество или исправить поврежденное.

  1.  Материальная ответственность — это институт трудового права. Но и в законо­дательстве, и в научной литературе понятие «материальная ответственность» часто используется далеко за пределами трудового права. Употребление термина «матери­альная ответственность» за пределами трудового права нисколько не означает, что в соответствующих случаях действительно должны применяться комментируемые здесь нормы. Нормы института материальной ответственности применяются исключительно в пределах предмета трудового права.
  2.  Слова «работники несут материальную ответственность» означают, что матери­альная ответственность может быть возложена на любого работника, заключившего трудовой договор с предприятием, учреждением, организацией. И если в литературе, на практике и в законодательных актах встречается понятие «материально ответствен­ные лица», то из этого нельзя сделать вывод о том, что только такие лица могут быть привлечены к материальной ответственности. К материальной ответственности в соот­ветствии с нормами Кодекса законов о труде могут быть привлечены все работники, начиная от государственных служащих высшего ранга и заканчивая неквалифициро­ванными работниками (при наличии оснований).

Законодательство не исключает привлечения к материальной ответственности несо­вершеннолетних работников. Они не могут нести только полную материальную ответ­ственность на основании договоров об индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности. Однако следует иметь в виду, что при решении связан­ного с этим трудового спора суд будет тщательно проверять наличие обстоятельств, указанных в ст. 137 КЗоТ и являющихся основанием для уменьшения размера ущерба, подлежащего взысканию с работника.

  1.  Правовые нормы института материальной ответственности распространяются также на случаи причинения прямого действительного ущерба работниками гражданам (субъектам предпринимательской деятельности и физическим лицам, использующим наемный труд в потребительском хозяйстве), с которыми работники состоят в трудо­вых отношениях.
  2.  Комментируемая статья характеризует юридический состав, т. е. перечисляет юридические факты, совокупность которых дает собственнику право привлечь работ­ника к материальной ответственности. Таких юридических фактов четыре: нарушение работником трудовых обязанностей, наличие прямого действительного ущерба, при­чинная связь между нарушением и ущербом и вина работника. Отсутствие хотя бы одного из этих фактов исключает возможность привлечения работника к материальной ответственности.
  3.  Работник не может быть привлечен к материальной ответственности, если он не нарушал свои трудовые обязанности. Трудовые обязанности работника могут опреде­ляться законодательством, коллективным, трудовым договором, другими локальными нормативными и индивидуальными актами. Распространена практика определения круга трудовых обязанностей работников в должностных инструкциях, документах, определяющих порядок ведения работ, требования к качеству изготовленной продук­ции, выполняемой работе.

Чтобы избежать недоразумений, связанных с обязанностью работников обеспечи­вать сохранность имущества предприятия, законодатель в части второй ст. 131 КЗоТ сформулировал общее правило об обязанности работников бережно относиться к иму­ществу предприятия, учреждения, организации и принимать меры к предотвращению ущерба (ст. 139 КЗоТ также возлагает на работника обязанность бережно относиться к имуществу собственника, с которым заключен трудовой договор). Неисполнение не­законно возложенных на работника трудовых обязанностей не может быть основанием для привлечения работника к материальной ответственности.

  1.  Противоправность поведения работника не может быть основанием для привлечения работника к материальной ответственности в тех случаях, когда работник действовал в состоянии крайней необходимости. Законодательство о труде определения крайней необходимости не дает. Поэтому к правоотношениям по поводу привлечения к матери­альной ответственности в таких случаях субсидиарно (по аналогии) может применяться определение вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости, предусмотренное в ст. 1171 ГК [89] (вред, причиненный лицу в связи с совершением действий, направлен­ных на устранение опасности, угрожавшей гражданским правам или интересам другого физического или юридического лица, если эту опасность при данных обстоятельствах нельзя было устранить другими средствами). По правилам этой же статьи могут рас­пределяться обязанности по возмещению вреда между работником и лицом, в пользу которого действовал работник в состоянии крайней необходимости.
  2.  Прямой действительный ущерб — это основной элемент юридического состава, порождающий обязанность работника возместить материальный ущерб и дающий право предприятию, учреждению, организации (или собственнику предприятия, учреждения, организации или уполномоченному им органу) привлечь работника к материальной ответственности.

Понятие прямого действительного ущерба в законодательстве не раскрывается. Однако неполученный доход в него не включается. На недопустимость возложения на работника ответственности за неполученный доход (включения неполученного дохода в состав прямого действительного ущерба) прямо указывается в части чет­вертой ст. 130 КЗоТ. Другие ограничения взыскания с работника каких-либо видов материального ущерба законодательство о труде не устанавливает. Отсюда можно сделать вывод о том, что ст. 130 КЗоТ позволяет взыскивать с работников в порядке привлечения их к материальной ответственности не только стоимость утраты, по­вреждения имущества и расходов, которые понесло предприятие, учреждение или организация, но и любой другой ущерб, который не может быть отнесен к категории неполученного дохода, или который законодательство не запрещает взыскивать с ра­ботника по другим основаниям.
 

 

 

  1.  Когда принимался ныне действующий Кодекс законов о труде, четкого разграни­чения между неполученными доходами и неполученной прибылью еще не проводили. Так, в книге «Комментарий к законодательству о труде» (Юридическая литература, 1987) со ссылкой на практику и разъяснения высших судебных инстанций указывалось на то, что «не возмещаются неполученные доходы, то есть прибыль, которую пред­приятие могло бы получить, однако не получило из-за неправильных действий своих работников» (с. 276). Доходы и прибыль начали различать после принятия Верхов­ным Советом СССР Закона «О государственном предприятии (объединении)» (июнь 1987 года). Это различие особенно актуализировалось в Украине в связи с рядом переходов от налогообложения прибыли к налогообложению доходов предприятий и наоборот. Однако и на сегодня понятия прибыли и доходов зачастую не различаются. Так, в Законе «О внешнеэкономической деятельности» [104] (ст. 1) приводится такое определение упущенной выгоды: «Упущенная выгода — доход или прибыль, которую мог бы получить субъект внешнеэкономической деятельности в случае осуществления внешнеэкономической операции и который он не получил вследствие действия об­стоятельств, не зависящих от него, если размер его ожидаемого дохода или прибыли можно обосновать».

Все же представляется, что, говоря о неполученных доходах в ст. 130 КЗоТ, имели в виду именно неполученную прибыль, а не доход.

  1.  Такое понимание неполученной прибыли имеет определенную нормативную опору. Оно изложено во Временной методике определения размера вреда, причинен­ного нарушением хозяйственных договоров [620]. Временная методика [620] была одобрена 21 декабря 1990 года Государственной комиссией Совета Министров СССР по экономическим реформам. За ней было прямо признано нормативное значение, поскольку за министерствами и ведомствами признавалось право разрабатывать от­раслевые методики, не противоречащие названной Временной методике [619]. На то время Методика [620] имела все признаки нормативного акта, а потому ее следовало бы признать сохранившей силу в Украине. Но нельзя не признать, что практика, в том числе и судебная, указанную Временную методику не признает как нормативно­правовой акт, подлежащий применению.

Таким образом, определяя пределы понятия прямого действительного ущерба не­полученной прибылью, которая выходит за пределы названного понятия, прибыль необходимо понимать так, как она определяется в ст. 3 Закона «О налогообложении прибыли предприятий» [167]. Для целей применения ст. 130 КЗоТ, однако, является неприемлемой корректировка доходов и расходов, предусмотренная указанным За­коном с целью определения объекта налогообложения.

  1.  С учетом изложенного к категории прямого действительного ущерба относят­ся:

а)  недостача материальных ценностей, выявленная у материально ответственного лица или у другого лица, которому материальные ценности переданы в связи с ис­полнением им трудовых обязанностей. Часто пишут и говорят о том, что материальная ответственность за недостачу материальных ценностей возможна в случае недостачи сверх нормы естественной убыли. Это неправильно. Все дело в том, что это за убыль. Если она действительно естественная, то привлечение работника к материальной ответ­ственности невозможно. Если же собственник докажет, что убыль, хотя и не превышает нормы естественной, но естественной не является, а причинена виновными действиями работника, то привлечение к материальной ответственности возможно (естественно, при условии, что собственник докажет наличие других предусмотренных законом юридических фактов). О недостаче речь идет во всех случаях, когда работник обязан отчитываться о полученных материальных ценностях, а при отчете (инвентаризации) выявится их меньшее количество. При этом термин «недостача» не раскрывает при­чины уменьшения количества материальных ценностей;